Июль 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Про Зиночку и Соболька

09.05.20

В 18 лет Зину из многодетной крестьянской семьи сосватали за доброго паренька Андрея Маренкова, уроженца деревни Маслово-  Кочергинка. Жизнь в замужестве, не в пример прежней, была легкая. Свекровь невестку любила, работой не перегружала, а супруг свою Зиночку боготворил.

В 1934 году колхоз отпустил молодых в Ефремов-требовались рабочие руки на спиртзавод. Через два года родилась дочка Шура: белокурая девочка-копия отца. Пятилетняя девчушка горько рыдала, когда провожала папаньку на войну. И как потом оказалось-навсегда.

Земляк Андрея, Петр рассказывал: «При форсировании Дона (Сталинградское направление-ред.) я видел его на плоту у правого берега, а после налета фашистской авиации Андрюшу уже не нашел…Да сколько тех плотов щепками плыли по реке». Андрей Григорьевич Маренков пропал без вести в марте 1942 года…

При одной из бомбежек Ефремова, Зиночке осколком  срезало сапог. Лежа на вздрагивающей от взрывов земле, думала только об одном: «Как же я теперь буду работать?» К счастью оторвало только каблук сапога.

Когда немцы подошли к городу,  дочку Шуру спешно отправили в деревню к бабушке, а молодые женщины и девушки до прихода наших войск прятались по подвалам.

После освобождения Ефремова  Зиночка помогала раненым в госпитале, а потом ее взяли вольнонаемной работницей в 317-й военный ветеринарный лазарет. Зиночка выхаживала израненных и искалеченных фронтовых лошадей. Обрабатывали и зашивали тяжёлые ранения  без анестезии. Лошади доверяли людям и свой страх, свою боль показывали лишь дрожью и слезами страдающих глаз. Часть выздоровевших животных снова направляли на фронт, других в совхоз, а некоторых, увы, на мясокомбинат…

Как-то привели красивую кавалерийскую лошадь. Несколько пулевых отверстий кровоточили в крупе кобылки. Заодно на телеге привезли ее жеребенка с раздробленными задними ножками- без него она отказывалась идти в лазарет. При операции у нее не дрогнул ни один мускул, ни одна частичка кожи, лишь только тревожно косила глазом на своего обессиленного малыша.

Сдать жеребенка, которого назвали Соболек, на «мясо» воспротивился санитар Вася, работавший также плотником в совхозе «Таик», который находился в районе нынешнего управления завода СК. Когда у Соболька — абсолютного альбиноса- зажили ампутированные копыта, Василий смастерил повозочку на двух колесах. Было забавно видеть, когда Вася шел по улице, а за ним на своей тележечке громыхал Соболек. Фотокорреспондент заснял их и подарил снимок Василию. К сожалению, он не сохранился до наших дней. Но в семье Зиночки осталась табуретка, которую ей на память сделал мастер Вася. Ей уже 78 лет…

Однажды, возвращаясь вечером в свой 7-й барак, Зиночка заметила затаившегося за конюшней человека. Понаблюдала, а когда он скрылся в ее воротах, побежала к начальнику. Диверсанта скрутили быстро. При обыске у него нашли зажигательную смесь и отраву для животных. Начальника наградили, а Зиночке объявили благодарность и вручили грамоту за бдительность.

Она бережно хранила тот желтый отпечатанный на машинке листочек и медаль «30-летие Победы в Великой Отечественной войне». После реабилитации пропавших без вести фронтовиков  Зиночка получила статус «вдова погибшего» и прибавку к пенсии.                                                                                                                                                                  

 

ОДНОСЕЛЬЧАНКИ

Любушка

Папа Любы Рагузиной, Алексей, служил на границе с Польшей в местечке Перемышль. На заставе с ним жила беременная  жена Лена и двое ребятишек Надя и Володя. В 1939 году Польшу оккупировали немцы, и Алексей успел погрузить семью в  последнюю отходящую на вокзал машину. Вот в этой машине быстро и неожиданно родилась Люба.13 суток Лена с детьми ехала в поезде, без денег и документов.

На Украине, в Кировограде жила мама  Елены  Мария Шемельская (ее умерший муж был поляком), решила двигаться туда. А в 1942 году Кировоград заняли гитлеровцы. Несколько тяжелых, страшных лет жили в оккупации. Там и встретили  Победу.

Алексей же до 1946 года  после тяжелого ранения лежал в госпитале. Через год  после смерти бабушки Маши в Кировограде  переехали всем «табором» в Тульскую область в шахтерский город Донской. Здесь фронтовик работал в депо. Как плотник и слесарь ремонтировал вагоны, собирал новые, чинил оборудование.

С будущим мужем Любушка познакомилась в Тульском педагогическом институте. И снова переезд всей семьей, на этот раз в Ефремовский район, в  родное село супруга. Там, считай, и прожили всю жизнь. Работали в городе и ежедневно навещали родителей…

Анна

Когда в 30-е годыв стране принялись раскулачивать, то крепкому хозяину и вдовцу Василию умные люди подсказали, что есть выход: ему, чтобы не отправиться в ссылку,следует жениться на самой бедной сельчанке. Из двух сестер  водной из многодетных семей он выбрал Анну, или, как в деревне нередко переиначивают имя, Нюру, спокойную и работящую. Когда началась война, Василий ушел на фронт. Нюре с сыном пришлось лихо. Законы того времени были строгими: в лес ходить нельзя, объездчик ловил и отбирал вязанки с сушняком, котомки с травой, мешки с прошлогодней листвой. И боялись больше не власть, а вездесущих соседей, готовых  сунуть нос в твою жизнь и написать донос. Тогда толком не разбирались и по злому навету сажали на много лет в неволю. Всё, что выращивалось на полях, отправляли в город и на фронт, а дома пекли лепешки из лебеды.

Василий героически сражался в Отечественную  войну и в боях с японцами на Дальнем Востоке. Когда вернулся, сынишке было 10 лет. Два года спустя Василий умер. Поднимал на прицеп «полок» трактора, и осколок снаряда, засевший у сердца, шевельнулся…

Татьяна

Ночью в их деревню вошли штрафники. Бабы со страхом ожидали безобразий и воровства. Но солдаты во многом помогли и жителям, и колхозу. Когда из дубовых бревен строили блиндажи, обрезки отдавали женщинам, хлеб- детишкам, махорку- старикам.

Было больно и горько, когда по приказу обезглавили высокую красивую церковь на холме, потому что ее купол  демаскировал своим блеском военную часть. Бабы перед взрывом колокольни упросили саперов разрешить снять крест. Два подростка согласились выполнить эту работу, и тут случилась трагедия. Когда спускались, 15-летний сын Татьяны упал, сломав ноги и повредив позвоночник, стал инвалидом.  Татьяна до последних дней своих ухаживала за лежачим, малоподвижным Саньком…

Анисья

В 1942 году Анисье пришло сразу две похоронки. На мужа и 19-летнего брата. В том же году в госпитале  в Ефремове от ран скончался деверь — брат  супруга. Единственная и последняя надежда и опора семьи… Когда подходила очередь Анисьи кормить «обедом» пастуха, выгонявшего скудное деревенское стадо на выпас,  исхитрялась, как умела и могла. Просила взаймы хлеб у соседей, заранее подрабатывала на огороде зажиточного лесника. У хромого пастуха  Семена ложка в рот не лезла, когда пять пар голодных глаз следила за ним с печки. Оставив на столе нетронутую миску с мясной похлебкой, Семен  предупреждал вдову: «Не загоняйся, готовь из того, что имеешь».

Валек был старшим и ночью они с мамой ходили по полям после уборки, «по поборушкам». Если удавалось набрать полведра мерзлой картошки или свеклы, в доме был праздник.

Пригнали пленных немцев прокладывать каменную дорогу на въезде в село. Те выглядели испуганными и истощенными, но ребята во главе с Вальком «снарядами» из глины безжалостно обстреливали их при удобном случае. Мстили за своих погибших отцов.

Дорога эта давно глубоко ушла в землю, а память осталась. По ней потом насыпали щебенку. В лесу, в старых окопах растут земляника и грибы. А ямы от блиндажей использованы для хозяйственных нужд…

Валентина АНАШКИНА

Поделиться новостью:

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.