Май 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Предательство, глупость или трезвый расчет на получение прибыли за счет человеческих жизней?

20.01.20

ИГОРЬ ХАКИМЗЯНОВ ИЗ ДОНЕЦКА.

Здравствуйте, дорогие  посетители сайта «Панорамы Красивомечья»! Еще раз примите мои поздравления с Новым годом с наилучшими пожеланиями от чистого сердца! В газетной статье «Итоги минувшего года» которая вышла в 3-м номере «ПК», боюсь,  не полностью раскрыл тему. Основная причина – время написания статьи, а следовательно, события, произошедшие в аккурат перед Новым годом, оказались мною упущены.

Это одно единственное событие – подписание мирового соглашения между российским «Газпромом» и украинским  «Нафтогазом», с последующей выплатой 2,9 млрд долл. в пользу Украины  по решению Стокгольмского арбитража. Последствия, которые несет подобное решение я опишу позже, но сначала предыстория.

Что такое арбитраж? Иск «Нафтогаза» к «Газпрому»

Любой договор между крупными экономическими игроками является коммерческой тайной, и не разглашается в СМИ, за исключением некоторых количественных значений, подытоживающих проделанную работу. Так и в нашем случае, скрытых и наиболее важных деталей мы нигде не увидим.

Началось всё с исков «Нафтогаза» к РФ на сумму 12,25 млрд долл. И согласно решениям арбитражей, в частности Стокгольмского арбитража, Россия должна была выплатить указанные средства. Бесспорно, со стороны «Газпрома» последовали обжалования решения арбитража, но данные действия не имели положительного эффекта. С чем это связано? Здесь уже нам предстоит разобраться.

Арбитра́ж (от фр.Arbitrage — разрешение спора при посредничестве) — термин, использующийся для обозначения (не всегда точного, но устоявшегося) понятия: арбитражное производство как форму урегулирования споров— рассмотрение спора негосударственными арбитрами с вынесением обязательного для сторон решения. Включает внутригосударственные третейские суды (domestic arbitration); международный коммерческий арбитраж (international commercial arbitration); международный инвестиционный арбитраж (international investment arbitration); межгосударственный арбитраж (interstate arbitration).

Первое — институт рассмотрения коммерческих споров указывается в договоре, а значит Стокгольмский арбитраж был указан местом рассмотрения коммерческого спора между «Газпромом» и «Нафтогазом» в договоре на транзит и поставку газа. «Почему же Стокгольмский арбитраж?» – спросите вы. Здесь все просто: председателем Стокгольмского арбитража до 2010 года был Ульф Франке (1975 – 2010 г.г. период председательства), лояльный и, по всей видимости, практически аполитичный. Поэтому все решения, принимаемые арбитражем до его (Ульф Франке) отставки в 2010 году, не носили политического характера. Стоит также добавить, что именно под руководством Ульфа Франке Торговая палата Стокгольма (ТПС) стал одним из лидирующих международных коммерческих арбитражей. Успех ТПС в большой степени является заслугой Ульфа Франке, результатом его усилий и творческого подхода.

Ульф Франке представлял Швецию на международной арене, принимая участие в подготовке Типового закона UNCITRAL, являясь председателем Международного совета по международному арбитражу (ICCA), а также председателем Международной федерации коммерческих арбитражных институтов (IFCAI).

В 2010 году его место на посту председателя правления заняла Аннет Магнуссон. А эта личность довольно интересная, и, если присмотреться к ее трудовой деятельности,  увидим, что она возглавляла отдел стратегического планирования и менеджмента ноу-хау в юридической фирме «Бэйкер МакКензи» в Стокгольме.

«Baker McKenzie»— международная юридическая компания, основана в 1949 году в Чикаго юристами Расселом Бейкером (англ. Russell Baker) и Джоном МакКензи (John McKenzie). В компании работают более 4 тысяч специалистов в 77 офисах, которые расположены в 47 странах (в том числе и в России). 80 % юристов фирмы работают за пределами США.

После этой краткой исторической справки становится понятным и политически — обоснованным решение Стокгольмского арбитража.

Опытный юрист – международник задаст вопрос: «Почему же институтом рассмотрения коммерческих споров, согласно арбитражной оговорке, не обозначили Международный арбитражный суд (Франция, Париж)?» Лично мне сложно ответить, учитывая тот факт, что отношения между Францией и РФ в период 2008 – 2009 гг., имели доверительный характер, несмотря на военный конфликт с Грузией в августе 2008 года. Могу предположить, что это было обусловлено грядущими выборами во Франции в 2012 году, и сложностью прогнозирования их итогов.

Тем не менее, война за рынок сбыта энергоресурсов, как мы видим, носит жесткий характер, а также находит свое отражение во многих межгосударственных отношениях и конфликтах. Ярким примером этого может служить попытка добычи сланцевого газа еще в 2013 – 2014 гг. американской компанией «Шелл», тогда еще в Донецкой области, что являлось одной из причин восстания Донбасса против Киева, так как могло привести к непоправимым экологическим последствиям не только для населения Донбасса, но и части Ростовской области; конфликт в Сирии, более ранний в Ливии и так можно продолжать довольно долго.

Реалии сегодняшнего дня.

Киеву удалось взыскать с «Газпрома» более $2 млрд по решению апелляционного суда Швеции.

Итог: у всего случившегося в долгосрочной стратегии один проигравший – это США. Да, они тактически сорвали сроки ввода «Северного потока-2», сохранили подвластную им Украину и заставили «Газпром» раскошелиться на почти на 3 миллиарда. «Газпром» проиграл эти миллиарды живыми деньгами, сохранил транзит при повышенном тарифе. Поняв, что в Стокгольме у украинцев (а точнее — у американцев) всё схвачено, «Газпром» решил заплатить требуемую сумму. Избежать уплаты по иску не получилось, и здесь цель не достигнута. Но далее«Газпром» начал действовать:

  1. Он уменьшил вдвое объём прокачиваемого через Украину газа, а значит, и объём денег у Украины всё же будет меньше. Таким образом, «Газпром» выполнил политическую задачу и попутно решил экономическую — увеличил объёмы газа для строящихся газопроводов, превратив-таки украинский маршрут из основного в резервный.
  2. Он заложил 3 миллиарда на оплату стокгольмского иска в свой прошлогодний бюджет, а значит, несмотря на некоторое сокращение части прибыли и размера дивидендов, финансового удара не получил. Наоборот, сбросил груз претензий и пеней. Это также было целью «Газпрома», и она также достигнута.
  3. Заплатив 3 миллиарда, «Газпром» добился от «Нафтогаза» обнуления всех исков на 12 с лишним миллиардов. «Нафтогаз» выиграл 3 миллиарда, Газпром — более 8. При этом теперь «Нафтогаз» не сможет вновь использовать те претензии, отказ от выдвижения которых был им подписан.
  4. «Газпром» избежал газовой войны между Украиной и Россией как это было в 2009 году. Этой войны очень хотел «Нафтогаз», она ставила под удар ведущиеся газовые проекты, и «Нафтогаз» её анонсировал буквально накануне, объявляя, что шансы на заключение договора нулевые. Этим он не столько давил на «Газпром», показывая готовность выйти из переговоров, сколько на Европу, демонстрируя ей силу американского покровительства и заставляя открыть свой рынок для американского СПГ- сжиженного природной газа.

Действительно, я рад, что наши специалисты по стратегическому планированию не уступают, а порой даже превосходят своих иностранных визави. Но все вышеперечисленное – это одна сторона медали. Теперь  затрону другую, именно ту, которая «ляжет» на ЛДНР.

Бюджет Украины на 2020 год составляет 1 триллион 180 млрд гривен, или 49,82 млрд долл. в эквиваленте, а его дефицит достигает 3,67 млрд долл., это около 7,4%. Затраты на оборону и безопасность были заложены в объеме 10,38 млрд долл., что на 16% больше чем в предыдущем году (8,7 млрд долл). Из этих денег на оборону будет выделено 5,74 млрд долл., а бюджет Минобороны в 2020 году составит 4,9 млрд долл.

В частности, госгарантии на закупку вооружения и техники составят 0,38 млрд долл. На спецслужбы и транспорт предусмотрено 59 миллионов долл. На разведку планируется выделить 150 миллионов долл. На оборону также будут направлены часть средств Минэкономразвития –100 миллионов долл, которые пойдут на изготовление боеприпасов. Читателю становится понятным к чему я веду. Да, действительно, та нехватка средств госбюджета, предназначенных на военные расходы, будет частично компенсирована за счет средств, выплаченных «Газпромом» в пользу Украины,  их остаток, по всей видимости, будет раскинут на иные социальные программы в целях предупреждения внутреннего социального кризиса.

В данном случае, я никого не обвиняю, но боюсь, часть средств, выделенных «Газпромом» полетит в виде мин, артиллерийских и танковых снарядов на головы жителей ЛДНР.

Резюме.

Не исключаю, что часть средств, полученных по предварительному сговору с американским правительством, попросту будет расхищена по карманам чиновников и заинтересованных лиц. Тем не менее, оставшаяся часть будет освоена бюджетом, и благодаря этому Украина решит свои оперативные задачи (содержание армии, продолжение боевых действий на Донбассе), в ущерб стратегическим. Это связано с приоритетом в текущих реалиях: отказа Европы в финансировании Украины, а также уменьшением объема финансирования из США. Поэтому полученные средства, по сути, есть продолжение войны.

Для меня остается без ответа один вопрос, и он звучит в заглавии. Могу предположить, что это все политика – жестокая, непредсказуемая (на мой взгляд, это утверждение ошибочно), кровопролитная. Можно ли было избежать этого? Вероятно, да. Но для этого необходимы решительность, честность, твердость, идеология любви и уважения к Отчизне, чем большинство чиновников похвастаться не может.

 

Поделиться новостью:

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.