Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Кому нужен «офисный планктон»?

02.04.16

Согласно публикации Росстата, из 800 тысяч экономически активного населения Тульской области (люди в возрасте от 15 до 72 лет, не являющиеся инвалидами), 32,5 тысячи находятся в поисках работы. И, согласно методике Международной организации труда (МОТ), считаются безработными. Наш показатель — 4,1% — выше, чем аналогичный в масштабах Центрального федерального округа (3,7%), но заметно ниже общероссийских данных (5,8%).

Среди безработных, по методологии МОТ, доля женщин в феврале 2016 года составила 44,9%, городских жителей — 65,9%, молодежи до 25 лет — 22,5%, лиц, не имеющих опыта трудовой деятельности — 26,5%. Безработица городского и сельского населения характеризуется превышением уровня безработицы среди сельских жителей (8,5%) по сравнению с уровнем безработицы среди городских жителей (5,0%).

Чтобы верно воспринимать эти цифры, нужно кое-что пояснить. Как показывают исследования, примерно четвертая часть тех, кого зачислили в безработные, на самом деле таковыми не являются. Просто они в момент обследования по собственной инициативе уволились с прежнего места работы и оформляются на другое место. Однако, согласно той самой методике, «попались» в качестве лиц, якобы ищущих работу.

Другая социальная группа «не вполне настоящих» безработных включает в себя пенсионеров старше 65-ти лет, студентов, старшеклассников и женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком. В момент опроса они заявили, что желали бы работать, но не могут найти применения своим силам. В реальности – согласно другим опросам, они просто мечтают о работе. И никаких реальных действий по ее поиску не предпринимают, так как имеют источники существования – пенсии, пособия, стипендии, помощь родителей, а также слабы здоровьем (люди от 65 лет и старше). Это – «теоретические» безработные, доля которых – от 20% до 30%.

Таким образом, реально безработных в Тульской области сегодня – не более 15 тысяч человек. Каждый второй из них состоит на учете в службах занятости. И по российской методике у нас уровень безработицы – 0,8% (около 7 тысяч человек).

При этом суммарная заявка работодателей (а ее подают не все, например, представители малого бизнеса сами ищут для себя работников) в регионе – от 10 тысяч до 17 тысяч человек. То есть – в тех же пределах, что и количество реальных «лишних людей». Формально, все они могли бы найти работу. Особенно, учитывая, что примерно еще 15-20 тысяч рабочих мест в нашей области занимают трудовые мигранты из стран ближнего зарубежья (Средняя Азия, Украина, Молдова).

Однако достижению полной занятости населения мешает несколько факторов. Во-первых, невысокие заработки и тяжелые условия труда, которые «несут» в себе многие свободные вакансии. Туляки не желают идти в дворники, скотники, грузчики или каменщики. И почти 90 тысяч человек трудятся в других региона (чаще всего – в Подмосковье и столице). Еще около 50-60 тысяч добывают деньги, вообще нигде не оформляясь, их считают «самозанятыми» гражданами.

Во-вторых, есть такое явление, как «структурная безработица». До 80% тульских вакансий – рабочие профессии: станочники, сварщики, электрики, водители, трактористы. Но более 70% безработных – это представители «офисного планктона» (продавцы, менеджеры, референты), а также юристы, экономисты, дизайнеры. Наконец, люди, не имеющих нормального образования и профессий.

Но сейчас в Тульской области стало трудно найти работу и тем, у кого есть еще как бы востребованные профессии. С трудностями сталкиваются строители, дорожники, финансисты, педагоги, работники культуры и многие другие. На ряде предприятий идет скрытый процесс «высвобождения» — вводится укороченная до четырех дней рабочая неделя, людей отправляют в неоплачиваемые отпуска «по собственному желанию», снижают реальный размер заработков. Кризис…

 

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.