Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Его считали погибшим…

25.02.16

23 февраля наша страна празднует День защитника Отечества. Президент Владимир Путин на встрече с предпринимателями в начале февраля, отвечая на вопрос о необходимости беречь память не только о тех, кто сражался за Родину в годы войны, но и о тех, кто занимался мирным трудом, горячо согласился с этим и подчеркнул, что люди, внёсшие значительный вклад в развитие экономики, тоже, по сути, защитники страны. Потому что без устойчивой, развивающейся экономики невозможно обеспечить и обороноспособность. Иван Григорьевич Лёксин, как и многие люди его поколения, самоотверженно служил Отечеству и с оружием в руках, и в мирное время. Он сделал столько для страны и для нашего Ефремова, что заслуживает глубокой признательности и благодарности потомков.

И.Г.Лёксин - подольский курсант, участник обороны Москвы
«Дети, продержитесь хотя бы пять дней…»
Множество примеров массового героизма советских людей оставила Великая Отечественная война . Но даже на этом фоне легендарный подвиг подольских курсантов является чем -то особенным. В их числе был 20-летний Иван Лёксин. Кто знает, если бы в том сражении в октябре 1941 года они не остановили немецкие танки, рвавшиеся к Москве, на несколько дней, весь ход войны мог бы пойти совсем иначе…
В начале войны, когда кадры младшего командного состава несли значительные потери, бросать в бой недоучившихся курсантов можно было только в случае, когда уже у командования не оставалось никаких иных резервов. Перед отправкой на фронт перед курсантами выступил Г. К. Жуков. Он сказал всего лишь несколько слов: «Дети, продержитесь хотя бы пять дней. Москва в смертельной опасности».
С сумой на плече
Как рассказал мне Алексей Лёксин, сын Ивана Григорьевича, его отец родился в русском селе Безводное в Мордовии в 1921 году. Он был 12-м ребёнком в семье, которого отец так и не увидел,- уже ушёл из жизни. До революции родитель работал шахтёром на Урале, мечтал, заработав денег, приобрести участок земли, завести хозяйство. И он сумел добиться осуществления своей мечты. Но весной 1921 года односельчане посчитали Григория кулаком и после одного из споров о том, кому должна принадлежать эта земля, его бросили в бочку с холодной водой. От переохлаждения он скончался. Огромная семья осталась без средств к существованию. И как только маленький Иван начал ходить, мать накинула ему на плечо суму, и он, как говорили тогда, «пошёл по миру», которым именовалась крестьянская община. Соседи делились с сиротой, кто чем мог. Так что детство Ивана прошло в такой нищете, о которой в наши времена, считающиеся как бы тяжёлыми и кризисными, большинство из нас не имеет представления.
Фронт сам пришёл к ним
Несмотря на тяжёлую судьбу, парень сумел получить школьное образование и накануне войны поступил учиться в Горный техникум. Как и отец, он хотел работать шахтёром. Но, как только началась война, Ивана призвали в армию. Поскольку он уже проявил себя способным к учёбе, то его направили в Подольское пехотное военное училище. Проучиться он и другие первокурсники успели только месяц. Они не успели окончить ускоренного полугодичного курса, которым с началом войны была заменена трёхлетняя программа обучения, чтобы отправиться на фронт лейтенантами. Собственно, им и не пришлось отправляться на фронт куда- то далеко, потому что он сам пришёл к молоденьким курсантам.
Триста бойцов на километр
30 сентября 1941 года вермахт начал операцию «Тайфун», целью которой было взятие Москвы. К 5 октября в обороне советских войск на Ильинском боевом участке Можайской линии обороны образовалась брешь, которую немецкое командование могло использовать для выхода напрямую к столице. В этот же день колонну противника — 20 тысяч человек и до 200 танков, которая двигалась по Варшавскому шоссе,- обнаружила наша воздушная разведка.
Сводному отряду подольских курсантов поставили задачу преградить путь немецким войскам на Ильинском боевом участке примерно на 5−7 дней, пока не будут переброшены резервы.
6 октября отряд занял оборону по рекам Лужа и Выпрейка от деревни Лукьяново до Малой Шубейки. Там возвели две линии железобетонных дотов, но завершить их строительство не успели – не было маскировки, бронещитов над амбразурами. Курсанты, установили свои учебные артиллерийские орудия в заранее подготовленных долговременных огневых точках и заняли оборону на линии в 10 километров — по 300 человек на километр. Вместе с местными жителями они спешно укрепляли рубежи, вырыли противотанковый ров.
Не помог и красный флаг
По словам Алексея Лёксина, отец не любил рассказывать о войне. Видимо, настолько горестный след она оставила в его душе, что ему было трудно делиться воспоминаниями. Но в нашем городе живёт другой участник тех событий, находившийся тогда в числе подольских курсантов и участвовавший в том сражении. Это Василий Петрович Баранов. По его воспоминаниям, когда после многократных атак, артобстрелов и бомбардировок с воздуха противник убедился, что взять линию обороны в лоб так и не удаётся, то он пошел на хитрость. Они направили к линии обороны танковую колонну под красным флагом. Рассчитывали, что неопытные курсанты примут эти танки за свои. А ведь защитники рубежа действительно ожидали похода подкреплений. Для них это был вопрос жизни и смерти. Но у врага ничего не вышло, его коварство быстро разгадали, и красный флаг не спас фашистские танки от уничтожения.
«Красные юнкера» не сдались
Тогда немцы попытались использовать другую хитрость. «Красных юнкеров», как они стали называть подольских курсантов, превратившихся в непреодолимый барьер на пути к Москве, призывали сдаться через громкоговорители. Их волю к сопротивлению фашисты надеялись сломить ложным сообщением о том, что Варшавское шоссе захвачено, и Москва падёт через день-два. Предлагали русским сдаваться, чтобы сохранить себе жизнь.
Но никто из курсантов не дрогнул и не поддался на эти уговоры. Хотя в ходе ожесточённейших боёв их силы таяли на глазах. В живых осталась лишь треть от тех, кто начинал этот бой, кончались боеприпасы, к 16 октября в строю осталось всего 5 орудий. Именно в этот день, после мощного огневого удара по всему фронту обороны, гитлеровцы смогли захватить оборонительные рубежи на Ильинском участке, так как практически все курсанты погибли. Ещё в течение двух дней «красные юнкера» отстаивали деревни Лукьяново и Кудиново. 19 октября бойцы, оборонявшие Кудиново, попали в окружение, но сумели вырваться из него. В этот же день курсанты получили приказ на отход. 25 октября их отправили в Иваново для завершения обучения.
Именем Лёксина названа улица
В этом жестоком сражении подольский сводный отряд потерял 2 500 курсантов из 3 500, а враг- около 5 тысяч человек, было уничтожено и подбито до 100 фашистских танков. Задачу свою курсанты выполнили – враг был задержан, время выиграно, чтобы подошли новые части.
На месте тех боёв возведен мемориал в память о погибших, в Подольске создан музей, посвящённый подвигу курсантов. Только в 70-е годы, когда И.Г. Лёксин уже работал директором химического завода в Ефремове, он узнал, что в этом музее и его ошибочно занесли в списки погибших. Впрочем, подобные ошибки в документах того времени случались нередко. Именем И.Г. Лёксина названа улица в Юго-западном районе. Этот жилой комплекс появился в Ефремове в результате строительства химического завода, которым он руководил. А в подмосковном Подольске есть улица Подольских курсантов. Она примыкает к Варшавскому шоссе, на котором в октябре 1941 года они не пропустили фашистские танки к столице.

Лексины Иван Григорьевич и Ольга Алексеевна послевоенное время
Репутация умелого руководителя
Иван Григорьевич Лёксин, по словам его родных, никогда не любил вспоминать о войне. Но ему было что вспомнить и о послевоенных годах, потому что он внёс огромный вклад в развитие народного хозяйства страны, оставил заметный след в судьбах нескольких российских городов, в том числе и нашего Ефремова. После легендарного сражения с немецко-фашистскими захватчиками на Ильинских рубежах под Москвой и переформирования в городе Иваново Иван Лёксин воевал в Белоруссии, Литве, Восточной Пруссии. Ещё до штурма Кёнигсберга его вернули в тыл, чтобы он продолжил обучение в военном училище. Но вскоре он вернулся к мирной профессии.
Поступил в Казанский химико-технологический институт и успешно окончил его. Работал механиком на пороховом заводе. В 1952-1953 годах — директором машинно-тракторной станции (МТС) в Елабуге, а после передачи МТС колхозам и совхозам трудился начальником дорожно-строительного управления. Зарекомендовал себя успешным руководителем и несколько месяцев занимал одновременно две должности- главного инженера нефтеперерабатывающего завода в Бугульме и директора химического завода в рабочем посёлке Бондюжский. Квалифицированных кадров тогда остро не хватало. Вот и пришлось Ивану Григорьевичу несколько месяцев поработать начальником сразу в двух ипостасях. В 60-е годы в Бондюжском посёлке бурно развивалась индустрия, создавались химические производства, значительно увеличилась численность населения, и в 1967 году посёлок был преобразован в город, которому дали имя — Менделеевск.
Потому что именно здесь во второй половине XIX века много работал выдающийся русский учёный Дмитрий Иванович Менделеев. В частности здесь, на Восточном Урале, в ходе его экспериментов был открыт бездымный порох.
Почётный гражданин Менделеевска
По словам Алексея Ивановича, сына Лёксина, название для Менделеевска выбрал его отец. Менделеевцы и по сей день глубоко чтят память об Иване Григорьевиче, внесшем уникальный вклад в становление и развитие города. Он является почётным гражданином Менделеевска. В середине 70-х, когда было запланировано строительство Ефремовского химического завода и потребовался опытный, энергичный руководитель, способный справиться с этой непростой задачей, на эту должность назначили И. Г. Лёксина.
Он немало рассказывал мне о Лёксине. О том, каким он порой мог быть въедливым, дотошным до мельчайших деталей, какое уважение вызывал у подчинённых. При этом редко прибегал к суровым дисциплинарным взысканиям. Уважение к нему держалось не на страхе. За всё время работы в Ефремове он уволил лишь одного человека. Но это была особая история, и другим способом проблема не решалась.
Развивался и Ефремов
Строительство химического завода, основной задачей которого было производство серной кислоты, многое изменило в Ефремове. Серную кислоту называют хлебом химической промышленности. Вместе с предприятием возводились жилые здания и другие объекты. Буквально за несколько лет вырос Юго-западный район, где разместились школа № 10 и детский сад. Девятиэтажка на улице Свердлова, гостиница «Встреча» на улице Мира, общежитие и несколько пятиэтажек на улице Горького, плотина на Красивой Мече, одна из лучших на тот момент в Тульской области стоматологическая поликлиника и многое -многое другое. Возведением всего этого руководил И. Г. Лёксин.
В строительстве химзавода участвовали и иностранные специалисты. Так, было много поляков, которые жили преимущественно в общежитии на улице Горького. Цех жидких комплексных удобрений создавался в сотрудничестве с французскими партнёрами. Две главные улицы в Юго-западном районе были названы в честь Менделеева. Одновременно с предприятием рядом с Ефремовом возводился участок газопроовда Уренгой -Помары-Ужгород. В наши дни им владеет корпорация «Газпром», которая осуществляет поставки природного газа в Европу, обеспечивая тем самым пополнение госбюджета.
В строительстве ефремовского участка газопровода принимали участие строители из Восточной Германии. В Юго-западном районе они построили три многоэтажных дома на улице Интернациональной и детский сад № 13 на улице Садовой.

Лексин в рабочем кабинете
Непокорный директор
Всякий, кто хотя бы со стороны пытался вникать в работу руководителя, прекрасно сознаёт, насколько это непросто-добиваться результата в большом и сложном деле. Крупный руководитель всегда находится на пересечении противоречивых интересов разных лиц. А с учётом того, сколько всегда попадается разгильдяев, а то и откровенных мошенников, чтобы вывести их на чистую воду, одних добрых намерений мало. Надо уметь хорошо разбираться во множестве сложнейших профессиональных вопросов. Надо уметь заставить трудиться тех, кто работать не хочет или работает кое-как, по принципу «лишь бы отвязались». В таких условиях стремиться угодить всем — дело заведомо безнадёжное.
Как рассказывает сын Ивана Григорьевича, его отец ради дела не страшился никаких конфликтов. И умел отставить свою позицию и у высоких партийных начальников, и в столичных министерских кабинетах. Порой ради дела был готов поставить на карту свою карьеру и положение. Бывало и такое, что, выйдя из министерства и садясь в служебную машину, он говорил родным: «Всё… сняли меня». А потом поворачивал машину, возвращался в министерство, снова и снова доказывал свою правоту. Не раз и не два подобные производственные конфликты доходили до той стадии, что партийные руководители грозили непокорному директору исключением из партии: «положишь партбилет на стол». Один такой конфликт впрямую коснулся и моего отца. Ему было поручено сфотографировать недоделки, которые допустили строители при возведении цеха ЖКУ- жидких комплексных удобрений. Руководитель строителей не придумал ничего умнее, как затеять потасовку и разбить фотоаппарат. И, разумеется, такое хулиганское поведение никак не облегчило участь бракоделов.
Последний довод ветерана
А сын Ивана Григорьевича рассказал мне о другой легендарной истории, которую наверняка помнят те, кто был тогда к ней причастен, но лишний раз широкой публике об этом мало кто поведает. Упомянутые выше строители газопровода из ГДР производственную базу имели на станции Малая Андреевка, рядом с промплощадкой химзавода.
Доставляя грузы со станции, они постепенно в пух и прах разбили автомобильную дорогу, которая находилась на балансе предприятия. Иван Григорьевич начал вести переговоры с немцами о том, что разрушенную дорогу требуется восстановить. Но положительной реакции от них не последовало. Видимо, руководители из Восточной Германии исходили из того, что никак повлиять на них директор химзавода не сможет.
В одно прекрасное утро директор химзавода распорядился перегнать состав с пустыми цистернами из-под серной кислоты и поставить его так, чтобы он перекрыл железнодорожный переезд. И теперь уже немцам пришлось идти на поклон к директору с просьбой убрать состав с дороги, потому что их производственная деятельность фактически оказалась парализованной. Лёксин предложил снова сесть за стол переговоров по вопросу ремонта заводской дороги. А когда немецкие партнёры отказались, сказал им, что ему состав никоим образом не мешает, а простоять он там может ещё очень долго.Выступает Лексин И.Г, 86 г.,митинг по выпуску милл.тоннысер.кисл 001
Тогда немцы отправились жаловаться на Лёксина в горком КПСС- ныне в этом здании находится Дворец детского и юношеского творчества. Первый секретарь горкома партии потребовал от директора завода немедленно разблокировать переезд без всяких предварительных условий.
И вот тут, как вспоминает сын Ивана Григорьевича, отец попросил домашних достать его боевые награды. Обычно, кроме как на День Победы, он их не носил. Сверху Иван Григорьевич надел серый плащ. И в таком виде отправился на совещание в горком партии.
Разговор вышел горячий. Каждая сторона доказывала свою правоту. У немцев тоже были веские аргументы. Ремонт дороги ведь никак не оговаривался в перечне тех работ, которые они по контракту должны были выполнять на территории СССР. И партийное руководство всячески уговаривало Ивана Григорьевича уступить «немецким товарищам», опять же напирало на партийную дисциплину. И вот в самый критический момент этих споров Иван Григорьевич снял плащ. Оставшись в пиджаке с боевыми наградами, и произнёс слова, которые в общем-то должны войти в историю города Ефремова: «Я и на фронте им не уступал и сейчас не уступлю».
Этот эмоциональный поступок оказался той самой каплей, которая в итоге и повлияла на позиции спорщиков, растопила их непоколебимость. В итоге немецкие руководители согласились взять на себя обязательство по ремонту дороги, что впоследствии и сделали.

(Редакция газеты «Панорама Красивомечья» благодарит Ефремовский художественно-краеведческий музей за предоставленные фотоматериалы)

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.